Суббота, 25.11.2017, 14:28
Приветствую Вас Гость | RSS

Я ВЕРЮ, Я ЛЮБЛЮ

Каталог статей

Главная » Статьи » Пространство Святой Руси » Творчество

ИСТОЧНИК

 

Подъем был трудным. После вчерашнего дождя дорога совсем размокла и Федору приходилось внимательно выбирать, куда ступать, чтобы не поскользнуться и не упасть в грязно-коричневую жидкую глину.

— Почему внизу запрещено рубить дрова? – недоумевал он, — ведь там столько деревьев, особенно вдоль реки. Даже если я срублю несколько десятков стволов, это-го почти не будет заметно, и нести дрова до дома совсем недалеко.

Наконец, преодолев значительную часть подъема, он вышел к лесу, густо покрывавшему вершину огромного холма. На самой опушке, возле края дороги стоял старый, давно засохший и разбитый молниями дуб. Его древесина не годилась ни на доски, ни даже на дрова, поскольку ствол его был таким корявым и суковатым, что рубить его было бы сущим мучением. Вот в дупле этого дуба и хранил Федор свои инструменты – длинную пилу, топор и запас веревки. Каждый день он приходил сюда, тщательно выбирал в лесу дерево, срубал его, потом распиливал на чурбаки и колол. С одного ствола получалось много дров, и иногда ему приходилось помногу раз в день спускаться с холма и снова подниматься, чтобы перетаскать дрова к своему дому в долине. А вечером он брал лошадь и телегу у своего соседа за небольшую плату, и вез свой товар на рынок. Это был единственный его заработок, но он не жаловался, поскольку жил один, а пропитание ему доставлял его собственный огород, и лишь некоторые вещи он покупал на рынке.

Втайне Федор надеялся, что когда-нибудь он станет побогаче и сможет купить себе лошадь и телегу, и тогда ему уже не нужно будет арендовать их у соседа. А может быть он даже сможет нанять двух-трех человек, чтобы они тоже рубили дрова для него… Дойдя до дуба, он присел на камень, чтобы немного передохнуть. Солнце было еще низко и лишь слегка начало пригревать.

— Лес в долине… — задумчиво проговорил он, — я могу попробовать рубить там, возле реки; может быть, никто и не заметит.

Захватив из дупла свои инструменты и веревку, он начал спускаться в долину. Спустившись к реке, он осмотрелся. Вокруг не было ни души, лишь река неторопливо катила свои воды, да несколько птиц перекликались в кронах деревьев. Выбрав подходящее дерево, Федор осмотрел его со всех сторон, размахнулся топором, но ударить не успел.

— Не надо этого делать! – вдруг послышался негромкий, но спокойный и уверенный голос. От неожиданности Федор даже выронил топор – он совсем не предполагал, что кто-то мог оказаться рядом. С испугом обернувшись по сторонам, он попытался разглядеть говорившего, который, наверное, прятался где-то за кустами или в высокой траве у берега. Однако вокруг было пусто и очень тихо.

— Послышалось, наверное… — пробормотал он.

Нет, не послышалось! И тут он увидел. Буквально в нескольких шагах от него, на берегу сидел человек. Он был абсолютно неподвижен и потому настолько сливался с окружающим пейзажем, что его сложно было сразу заметить. Лица не было видно, потому что он сидел спиной к Федору, на плечах был наброшен темно-синий плащ.

— Не руби это дерево, на нем гнездо наверху. И вообще, тебе лучше здесь не рубить дрова. Человек обернулся и внимательно посмотрел Федору в глаза. – Здесь вокруг много птичьих гнезд и падающее дерево может их повредить.

На первый взгляд, незнакомец был довольно молод, не старше тридцати, но глаза выдавали в нем человека, очень много повидавшего в жизни. Придирчиво осмотрев его, Федор спросил: — А почему ты решил, что там гнездо? Я ничего не заметил! Он был очень недоволен, что его затея нарубить дров у реки натолкнулась на препятствие в лице этого свидетеля, но ничего нельзя было поделать — а вдруг он донесет местным властям, и тогда не миновать проблем.

— Гнездо глубоко в кроне дерева, его не видно с земли. Казалось, что незнакомец совершенно не замечает раздражения Федора. Он подошел, положил руку на ствол дерева и как будто прислушался. — Через несколько дней у них вылупится первый птенец, не надо их беспокоить.

— Но если ты говоришь, что гнезда не видно с земли, то как же ты о нем знаешь? Ты умеешь летать по воздуху? — попытался съязвить Федор, хотя ругаться ему уже расхотелось.

— Для того, чтобы видеть, летать необязательно, — спокойно возразил собеседник. — Ты лучше руби где-нибудь в другом месте.

Подобрав с земли топор и недовольно пробурчав что-то неразборчивое, Федор двинулся обратно. Подниматься обратно на гору ему не хотелось, и потому он решил сегодня не рубить дрова и передохнуть, а завтра, может быть этот нежданный гость уйдет и не будет ему мешать. Уже проходя по деревне, он услышал за забором разговор двух соседок: — … ей он что-то рассказал, а мне не стал — говорит, не всем нужно знать будущее, а мне ведь тоже интересно! А может быть вообще придумывает всякие небылицы и выдает их за предсказания?

— А я слышала, что Странник уже многим предсказывал, и ни разу не ошибся. Надо мне тоже сходить к реке, вдруг расскажет что-нибудь?

Голоса за забором смолкли — видимо женщины вошли в дом. Федор удивленно остановился. "Предсказатель у реки? Так это может быть именно тот незнакомец в синем плаще, которого я встретил на берегу? И что за необычное имя — Странник?"

Федор зашел в свой дом и сложил инструменты и веревку на лавку. В голове его крутились мысли: "Расспросить о своем будущем, конечно, интересно, но захочет ли он говорить со мной после того, как я чуть не свалил дерево с птичьим гнездом прямо у него на глазах?" Он подумал, что в любом случае, сегодняшний день получился свободным, поскольку он так и не нарубил дров, и потому решил вернуться к реке и поговорить с тем странным незнакомцем.

Солнце уже клонилось к вечеру. Река встретила его тихим шелестом волн, на-бегавших на пологий берег, и шуршанием осоки. Вокруг никого не было, но тогда Федор решил наведаться к пещере, вход в которую был недалеко отсюда, ниже по реке. Никто не знал, сколько ей лет, похоже пещера была очень древней, и возможно, там когда-то кто-то жил. Возле входа на песке он увидел небольшой заплечный мешок и посох, а изнутри доносились приглушенные звуки. Федор запнулся, и из-под его ног посыпались камешки. На звук из темного зева подземелья вышел уже знакомый ему человек, в руках которого был самодельный веник из ивовых веток.

— Здравствуй! — начал разговор Федор.

— Здравствуй, дровосек! — добродушно откликнулся незнакомец, отставляя в сторону веник.

— Ты здесь живешь?

— Нет, я только сегодня утром пришел и собираюсь провести здесь несколько дней. А ты что-то хочешь спросить?

Федор хотел попросить незнакомца предсказать его будущее, но вместо этого, неожиданно для себя самого задал совершенно другой вопрос: — А как тебе удается видеть птичьи гнезда сквозь кроны деревьев?

Тот смерил его долгим взглядом и произнес: — Видеть можно не только глазами. Вот ты, например, когда выбираешь дерево, можешь сразу определить, насколько легко оно будет поддаваться топору, даже если сучки не видны снаружи, не так ли?

— Верно! — обрадовано воскликнул Федор. — А я всегда считал, что это просто мой большой опыт позволяет мне разбираться, я как бы "чувствую" древесину, еще до того, как начинаю рубить.

— Вот это я и называю видением без помощи глаз. Люди иногда называют это интуицией, но на самом деле это нечто совсем другое.

— Вроде медитации? — вставил Федор когда-то услышанное слово.

— Вот именно! Взгляд незнакомца несколько "потеплел" и он жестом предложил собеседнику присесть на камень у входа в пещеру. — Ты интересный человек. Ко мне то и дело приходят люди, но их интересы всегда такие мелочные. Им всё лишь бы узнать о своем будущем, причем интересуют только благоприятные события, а если я говорю о грядущих проблемах, то они только обижаются и обвиняют меня в клевете. Думающие собеседники мне попадались довольно редко, и потому я не стараюсь афишировать мое умение предсказывать, но молва идет впереди меня, к сожалению.

— А почему люди тебя зовут Странником? Это имя или прозвище?

— Прозвище. И оно мне нравится, поскольку отражает не только мой образ жизни, но и мою цель. Я Странник-на-Пути-к-Свету.

— К Свету? Ты последователь какой-то религии или член секты? Сейчас таких довольно много ходит, всё зовут на свои собрания и коллективные песнопения и говорят что именно их учение — самое истинное а их великий Учитель обязательно приведет всех своих последователей к Свету.

— Нет, я не принадлежу ни к одной религии или секте. Мне это просто не нужно. Хотя, в чем-то ты прав, последователи различных религий могут быть очень навязчивы. Но с другой стороны, люди чувствуют себя спокойнее, когда они принадлежат какой-то группе или обществу, когда их объединяет Идея. В какой-то мере религии дают людям смысл к их существованию. Но дело в том, что никакой, даже самый мудрый Учитель не в состоянии привести своих последователей к Свету. Учителя говорят: "Иди за мной и ты придешь к Свету и Истине", но подумай сам, чьей дорогой идут те, кто ступает след-в-след за Учителем? Они идут его дорогой, а не своей. Он сам, может быть, и придет, но его ученики, если будут лишь слепо и бездумно следовать за ним, в конечном итоге окажутся в тупике. Потому что у каждого — свой Путь. Он может быть похож на путь других людей, но на самом деле, опыт Ищущего Свет — индивидуален, и никто не сможет, повторяя чужие шаги, прийти к Свету.

— Если ты не принадлежишь ни к одной религии, значит ты — атеист?

— Совсем нет. Тебе же не нужна религия, чтобы верить в существование воздуха? Для тебя он реально существует, ты им дышишь. Для меня существование Бога так же естественно как и существование воздуха и он для меня так же необходим, как воздух.

Федор был несколько озадачен подобной точкой зрения. Он был верующим человеком, во всяком случае, считал себя таковым, но для него Бог — это было что-то сверхъестественное, "заоблачное" и настолько далекое, что можно лишь возносить глаза к небу и смиренно просить о милостях. А Странник говорил о Боге настолько просто и обыденно как о чем-то повседневном.

— И как же ты общаешься с Богом? Читаешь молитвы на ночь или приносишь ему жертвы?

— Нет. Молитвы и тем более жертвы — лишь ритуалы религий. Ты молишься воздуху? Нет! Но без него ты умрешь через несколько минут. Для того, чтобы общаться с Богом, молитвы не нужны. Нужно лишь уметь его почувствовать.

— Почувствовать Бога?! — Федор даже вскочил с камня, на котором сидел. — Ты считаешь это возможным?!

— Ну, не самого бога, а только его часть, но и это уже немало! — С загадочной улыбкой возразил Странник.

— И что же это за часть?

— Источник.

На протяжение всего разговора Федор не мог отделаться от ощущения, что Странник его изучает. Казалось, что своим спокойным, но пристальным взглядом он буквально просвечивает собеседника насквозь, не оставляя неизученным ни одного закоулка в душе Федора. От этого становилось настолько неуютно, что он, хоть и считал себя человеком не трусливого десятка, робел и терялся, как первоклассник у доски.

— Так как же ты видишь гнезда на деревьях? — повторил он свой вопрос. Странник некоторое время сидел в раздумье, как если бы он принимал решение что-то сделать, а потом произнес: — Я хочу тебе кое-что показать.

— Что-то интересное?

— Думаю, тебе понравится. Это не займет много времени. — Он поднялся и откинув с плеча плащ протянул Федору руку. — Дай мне руку. Федор протянул ему руку, которую Странник крепко ухватил, как вдруг внезапно наступила темнота. Куда-то исчезла и река, и зеленая поляна и темно-голубое вечернее небо; их окружал очень густой и довольно мрачный лес. Перемена была та-кой разительной, что Федор вначале даже испугался. Но рядом раздался спокойный и уверенный голос Странника.

— Не надо бояться, иди за мной.

— Что это за место? — Федор пытался оглядеться по сторонам, но очертания окружающего ландшафта расплывались, как только он пытался фокусировать на них свое зрение. — Где мы? Как сюда попали?

— Это долго объяснять, я тебе расскажу позже. Сейчас иди за мной. — И Странник повлек его сквозь лес, как если бы там была тропа, которую знал только он один. В полном замешательстве Федор пытался разглядеть окружающие его деревья и кусты, нагибался и смотрел под ноги, глядел вверх, пытаясь рассмотреть небо сквозь густые кроны деревьев, плотно смыкавшиеся над их головами. Он даже попытался остановиться и потрогать руками ствол одного из деревьев, когда Странник снова заговорил:

— Не надо пытаться ничего разглядывать, просто иди за мной, я знаю тропу. Сейчас не это главное. Просто вслушивайся в свои ощущения, попробуй заглянуть внутрь себя.

— Внутрь себя… У меня внутри только страх. Куда ты завел меня?

— Не думай об этом, просто иди. Скоро ты всё увидишь сам, а потом я тебе всё объясню подробно.

— Ты пугаешь меня. Ты что-то сделал со мной и мы оказались в этом странном месте, а теперь еще и говоришь, чтобы я не смотрел по сторонам. Но тогда я могу запнуться за что-нибудь или налететь на дерево или камень и пораниться, ведь этот лес такой густой! Странник остановился.

— Чем больше ты будешь бояться и думать об опасностях, тем гуще будет лес. Ты должен успокоиться и прислушиваться к своему внутреннему состоянию. Доверяй мне, я знаю тропу. Поверь, то, что ты вскоре увидишь, стоит того, чтобы постараться сделать над собой такие усилия. Держись крепче за руку и иди. Не думай ни о лесной чаще на твоем пути, ни о камнях под ногами. Успокойся и иди за мной.

Федор, действительно, немного успокоился от этих слов Странника и даже слегка прикрыл глаза, чтобы лучше чувствовать свое внутреннее состояние. И действительно, понемногу лес начал редеть. Краем глаза он заметил, что между стволов начал пробиваться тусклый свет, как если бы они подходили к опушке леса. А странник время от времени напоминал ему, чтобы он концентрировал внимание внутри себя. Внезапно они остановились.

— Посмотри перед собой. Что ты видишь? Федор поднял глаза и с удивлением огляделся вокруг. Леса не было. Прямо перед ними возвышалась колоссальная каменная стена, сложенная из грубых неотесанных валунов. Она простиралась в обе стороны и уходила вверх, в темное ночное небо, так что ее край терялся в вышине. Стена казалась бесконечной и невероятно мощной, как если бы она была частью огромной каменной крепости, сложенной какими-то не-ведомыми великанами. По всей видимости, этой стене было уже много сотен лет, так как ее огромные валуны были покрыты густым мхом и лишайниками. Федор подошел к ней вплотную и положил ладонь на холодную поверхность камня.

— Мы пришли, Странник? Это то, что ты хотел мне показать?

— Нет. То, что ты должен увидеть — за этой стеной. Ты должен пройти туда.

— Мы не пройдем. Эту стену невозможно перелезть, она мне кажется бесконечной и абсолютно непреодолимой. Тут никакие лестницы не помогут. Странник стоял рядом и пристально вглядывался в стену. Потом произнес:

— Ты должен принять решение. Загляни внутрь себя, вслушайся в свое состояние и прими решение, в какую сторону нам идти.

— Я должен принять решение? Но ведь ты сказал, что ты знаешь куда идти!

— Да, именно ты. К тому же, у тебя всего два выбора.

— Ну хорошо, тогда пойдем влево. И они направились вдоль стены. Правой рукой Федор то и дело касался мощных валунов, а левой крепко сжимал ладонь Странника. Почему-то ему казалось, что если он отпустит его руку, то тот исчезнет, и он останется один в этом странном и не-знакомом месте, откуда, казалось, не было выхода; и будет бесконечно блуждать возле этой древней стены. Они шли довольно долго, когда у Федора начало заканчиваться терпение.

— И как долго нам еще идти? Эта стена бесконечна!

— Будем идти, пока ты не успокоишься и не начнешь чувствовать свое внутреннее состояние. Вспомни, мы смогли выйти из Леса только когда ты сосредоточился.

— Ладно, я попробую. Он снова прикрыл глаза. Внутри было неспокойно. Постоянно лезли мысли о том, что он впутался в неприятную историю, что они могут заблудиться, что он не нарубил сегодня дров, даже вспомнил девушку, которая не захотела вчера с ним разговаривать, сославшись на занятость. В этот момент Странник сжал ему руку, привлекая его внимание.

— Успокой свои мысли, иначе ты так ничего и не увидишь.

Постепенно мысленный хаос затих. Федор почувствовал, как внутри него наступила тишина. Никогда еще он не испытывал ничего подобного. Тишина снаружи и тишина внутри. Ни беспокойств, ни мыслей, ни эмоций. Он даже забыл о существовании Странника и Стены, рядом с которой они находились. И тут он остановился.

— Очень хорошо! — в голосе Странника звучала радость, — Ты смог это сделать!

Федор открыл глаза и огляделся. Стена по-прежнему была рядом, но прямо напротив них в стене был проход, сквозь который веял слабый теплый ветерок.

— Как ты нашел этот проход, ты знал, что он здесь?

— Это ты его нашел! — похвалил Федора Странник. — Это стало возможным только когда ты смог установить полную внутреннюю тишину. Иначе нам пришлось бы возвращаться обратно. Теперь ты должен пройти на ту сторону.

— А ты? Ты оставляешь меня?

— Я иду рядом.

По-прежнему, не выпуская руки Странника, Федор двинулся через проход в стене. Это приключение начало его увлекать. Несколько минут они шли по темному туннелю. Какая же толстая стена! Но по ту сторону их ждала полная тьма.

— Странник, где мы? Я ничего не вижу, даже стену. Куда нам теперь идти?

— Ты должен снова установить внутреннюю тишину, тогда почувствуешь направление. Сейчас это будет для тебя уже несложно, поскольку снаружи ничто тебя не отвлекает. — Да, я уже знаю, как это сделать. Федор снова сосредоточился на внутренней тишине. Минута прошла в молчании. Потом он произнес: — У меня такое ощущение, что никуда идти не надо. Мы пришли.

— Хорошо! Открой глаза.

И тут он увидел. Недалеко от них в темноте что-то светилось. Издали казалось, что в непроглядной тьме сияет одинокая голубоватая звездочка. Её свет был настолько мягким и приятным, что Федора буквально потянуло к ней. Он ускорил шаги. Свечение приближалось, становилось ярче, и вместе с усилением интенсивности света он чувствовал, как внутри него поднимается удивительно легкая и нежная радость! Казалось, что впереди — самое лучшее, самое дорогое и светлое, что только может быть в жизни! Подойдя вплотную, он увидел, что же это был за источник света. Это было пламя. Как увеличенное в размерах пламя свечи, висящее в пространстве и чуть переливающееся голубоватым светом. У Федора перехватило дыхание. Он буквально упал рядом с ним на колени и стал рассматривать. Пламя висело в пространстве прямо перед его лицом. Его свет был ярок, но не слепил. От него исходило очень интенсивное тепло, но оно не обжигало. И вместе со светом и теплом оно излучало ту удивительную, всепоглощающую радость, которая буквально захлестывала всё существо человека, сидящего перед ним. Казалось, что в этом пламени слились воедино и радость и доброта, полный покой и невероятно мощная энергия, абсолютное Знание, и бесконечная, Вселенская Любовь. Но самым удивительным было то, что это пламя было сознательным.

Федору вдруг показалось, что огонь тоже смотрит на него и он рад его приходу. Не отрывая восхищенных глаз от света, он шепотом спросил:

— Странник, что Это?

— Источник. Ты пришел к нему.

Всё так же шепотом, как бы боясь потерять это удивительное состояние, Федор проговорил:

— Я хочу его потрогать…

— Да, сделай это!

Медленно подняв руки, он приблизил их к пламени, и сияющий цветок огня нежно прильнул к его ладоням. Федор не боялся быть обожженным, ведь существо, излучающее такую интенсивную Любовь не может причинить ему зла!

— Я пришел, теперь мы вместе… Он почувствовал, что переполняющая его энергия и Любовь становятся нестерпимыми, они мощными потоками вливались в него прямо через раскрытые ладони. Федор понял, что теряет сознание. Ему показалось, что в нём что-то умирает, но он был рад даже смерти, потому что последние мгновения своей жизни он будет вместе с Источником.

Продолжение следует.

Категория: Творчество | Добавил: nikvik (22.07.2016)
Просмотров: 76
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Категории раздела
Творчество [94]
Стихи, песни,авторские статьи о духовном Преображении
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Расскажи друзьям
Поиск
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 127